November 15th, 2013

Сны







Мне сон не снится, я его сню.

                             М. Цветаева


0_7579_66a97742_XL


"Мой любимый вид общения – потусторонний: сон, – писала Цветаева, – сон, тот воздух, который мне необходим, чтобы дышать. Только во сне я – я. Остальное – случайность."

Сны

Может быть, не так категорично, но в какой-то степени я бы могла это отнести и к себе. Сон – это вторая жизнь, где душа, отрешённая от сиюминутности быта, общается с ангелами. Во сне судьба приоткрывает нам свои смутные смыслы, там мы особенно остро чувствуем, что свет и мрак нашей жизни зависят не от чьей-то человеческой, властной и довлеющей силы, но единственно от Безымянного.

И просияет то, что сонно
в себе я чую и таю.
Знак нестираемый, исконный
узор, придуманный в раю.

                           В. Набоков

Трудно представить людей, которые лишены этой второй реальности, этой нашей подлинной тайной ипостаси. Хотя, наверное, есть и такие. Как писал В. Ходасевич:

Никогда ничто ему не снится:
на глаза всё тот же лезет мир,
нестерпимо скучный, как больница,
как пиджак, заношенный до дыр.


Сны — это наш потерянный рай, где мы заново ощущаем забытые, забитые временем чувства, испытанные когда-то в далёком счастливом прошлом. И это — наш ад, где мы вспоминаем и заново проживаем то, что хотели бы забыть. («И видеть сны, быть может? Вот в чем трудность; Какие сны приснятся в смертном сне?..»)

Остановись, мгновенье. Хоть не так
прекрасно ты, как из стихов казалось.
Сойди из сна, с холста или листа,
побудь со мной ещё хотя бы малость.


Прошу тетрадь, одежду и кровать
вернуть на миг, что помнится и плачет -
поцеловать и перелицевать,
любить, убить, забыть, переиначить!


Вернись, мгновенье, чтобы стать иным.
Большое видится на расстояньи.
О сколько вас ко мне приходит в сны,
на краткий ужас обернувшись явью...


Этот пост — в трёх частях, очень личный и даже для меня непривычно откровенный. Поэтому на этот раз я не прошу вас Читать дальше...

(Только самым близким по духу, и если уж очень захочется).