January 21st, 2014

Неискажённый лик души








21 января 1888 года родилась Наталья Крандиевская-Толстая.

242904_original

Стрела упала, не достигнув цели,
И захлебнулся выстрел мой осечкой.
Жила ли я? Была ли в самом деле,
Иль пребывала в праздности доселе, —
Ни чёрту кочергой, ни Богу свечкой,
А только бликом, только пылью звèздной,
Мелькнувшей в темноте над бездной?

На самом деле она прожила яркую, насыщенную событиями, трудную и счастливую жизнь.

Жена (третья) Алексея Толстого.

192798_original

Прототип образа Кати Булавиной в «Хождении по мукам».

193269_original

Бабушка известной писательницы и телеведущей Татьяны Толстой.

193300_original

Наталья Крандиевская-Толстая была не только красавицей, Музой классика, хранительницей семейного очага, матерью, но и талантливым поэтом.
Жизнь с Алексеем Толстым была непростой. Измены, предательство, разрыв, жестокость близкого человека нашли отражения в её стихах (мало известных широкой публике):


Он тосковал по мне когда-то
На этом дальнем берегу.
О том свидетельство я свято
В старинных письмах берегу.

Теперь другою сердце полно.
Он к той же гавани плывет,
И тот же ветер, те же волны
Ему навстречу море шлет.

242961_original

Я твоё не трону логово,
Не оскаливай клыки.
От тебя ждала я многого,
Но не поднятой руки.

Эта ненависть звериная,
Из каких она берлог?
Не тебе ль растила сына я?
Как забыть ты это мог?

В дни, когда над пепелищами
Только ветер закружит,
В дни, когда мы станем нищими,
Как возмездие велит,

Вспомню дом твой за калиткою,
Волчьей ненависти взгляд,
Чтобы стало смертной пыткою
Оглянуться мне назад.


В молодости она дала что-то вроде поэтической клятвы:

И есть ли что мудрее, люди, -
так, молча, пронести в тиши
на приговор последних судей
неискажённый лик души!

И клятву сдержала: с каждой страницы глядит на нас неискажённый лик этой прекрасной русской женщины, большого русского поэта.


193602_original

Стихи о любви, разлуке, прощении, удивительно живые и светлые, даже в старости:

243453_original

Давно с недугами знакома,
и старость у меня как дома,
но всё же до сердцебиения
хочу весны, её цветения,


её пленительных тревог
и радостей (прости мне Бог).


Со сроками вступаю в спор.
И до каких же это пор?
Пора бы знать, что эти сроки
неоспоримы и жестоки.


Они — как длительный конфуз
для престарелых старых муз.


Стихами горбится подушка.
Стыдись, почтенная старушка,
и "поэтических затей",
и одержимости своей!


Усни. Сложи на сердце руки,
и пусть тебе приснятся внуки,
не элегический сонет.
Увы! Сонетов больше нет.


Но есть молчанье у порога,
где обрывается дорога.


Эти стихи она написала в 71 год. Через четыре года её не станет. Но стихи её и «неискажённый лик души», воплощённый в них, навсегда останутся с нами.

Я писала о ней здесь.