January 28th, 2016

Гений одиночества

Оригинал взят у nmkravchenko в Гений одиночества







Сегодня - 20 лет со дня смерти Иосифа Бродского

-

28 января 1996 года умер Иосиф Бродский.



Как это бывает только у подлинных поэтов, он сам предсказал свой уход:

Он умер в январе, в начале года.
Под фонарем стоял мороз у входа.
Не успевала показать природа
ему своих красот кордебалет.


От снега стекла становились у'же.
Под фонарем стоял глашатай стужи.
На перекрестках замерзали лужи.
И дверь он запер на цепочку лет.


Эти строки, написанные Бродским 47 лет назад на смерть Томаса Элиота, оказались словами о себе самом.

Я уже писала о нём раньше, ещё в 90-е, рассказывала в библиотеке (сюжет на ТВ , аудиолекция), но хотелось бы существенно дополнить. Досказать то, что мне самой кажется в нём на сегодняшний день особенно интересным и близким.

Первые подробности о жизни этого поэта я узнала не из книгтогда их ещё не было, тогда и стихов его у нас не публиковалиа из разговора с Михаилом Козаковым в 1988 году, который впервые читал тогда в Олимпийском стихи полуопального-полуразрешённого Бродского.


_

Он рассказал мне в интервью о двух встречах с Бродским, о поразившей его тогда манере чтения им своих стихов, о том, как родители будущего нобелевского лауреата не могли поверить в гениальность сына и спрашивали у Козакова тому подтверждения.

Бродский читает "Письма римскому другу":
http://www.youtube.com/watch?v=SXIXeit5PGc

Позиция мудреца, всегда остающегося над схваткой и живущего «в глухой провинции у моря» - одна из излюбленных масок Бродского. В письмах Горация Постуму, который жил в имперском Риме, просматривается прозрачная аналогия с нашей жизнью в «советской империи». Поэт намеренно архаизирует конфликт с властью, придав ему черты вечности. Это извечные отношения государства и частного человека, личности, свойственные всем временам, которые и в жизни самого Бродского сыграли судьбоносную роль. Империи всегда противостоял поэт, художник, опальный гений.

Бродский вообще очень ценил и любил римлян и Рим. Ему и самому хотелось бы быть, наверное, таким гордым римлянином, свободным, независимым, сильным. И, надо сказать, многие черты в нём этому образу соответствовали.



Бродский умел производить впечатление и заботился о нём. В официальной обстановке держался неприступно и отчуждённо: все должны были знать, с кем имеют дело. Бывал высокомерен, нетерпим, деспотичен. Эти черты в нём тонко и точно подметил А. Кушнер:

Я смотрел на поэта и думал: счастье,
Что он пишет стихи, а не правит Римом.
Потому что и то и другое властью
Называется. И под его нажимом
Мы б и года не прожили - всех бы в строфы
Заключил он железные, с анжамбманом
Жизни в сторону славы и катастрофы,
И, тиранам грозя, он и был тираном...


Да, действительно, что-то властное, жёсткое было в его облике и характере, недаром он пробовался в кино на роль нацистского офицера.



Одна из актёрских проб И. Бродского. Read more...