June 24th, 2016

"Я такое в душе ношу..."

Оригинал взят у nmkravchenko в "Я такое в душе ношу..."








Завтра—день рождения Инны Лиснянской, прекрасной русской поэтессы, лауреата национальной премии "Поэт" (2009), жены Семёна Липкина.



Она родилась 24 июня 1928 года.

Забвенья нету сладкого,
Лишь горькое в груди, —
Защиты жди от слабого,
От сильного не жди.


Такое время адово
На нынешней Руси —
Проси не у богатого,
У бедного проси.


Наглядны все прозрения,
Все истины просты, —
Не у святых прощения,
У грешников проси.


Эти стихи Инна Львовна чаще всего читает на своих вечерах. Значит, для неё они очень значимы. Я пытаюсь отыскать у неё то, что больше всего значимо для меня, и сбиваюсь со счёта — столько у меня в её книгах закладочек, подчёркнутых строчек, выписанных в тетрадки строф. Нет, не могу на чём-то одном остановиться, слишком много любимого. Попробую наугад, не глядя, как обычно гадают по книге. И вот что выпало:

Я вряд ли смогу находиться в системе
Какой бы то ни было.
Я вряд ли смогу расчленить своё время
На убыло — прибыло.


Несчастная память — и та не разъята
На правду и вымысел,
И помню я больше, чем знала когда-то,
Когда меня выбросил


Потоп в тот хаос, где Христос и охранка
И дань суеверию,
Где грубо кусок вымогает цыганка,
А быдло — империю,


Где небо так ясно и так сумасбродно,
Где так я зависима
От каждой пичужки, живущей свободно,
Как было замыслено.


У Лиснянской всё — в самую точку, в самое сердце. И при этом так просто и естественно, что не замечаешь, где граница между стихом и её обычной повседневной речью. Высший пилотаж!
_


Я такое в уме ращу,
Я такое в душе ношу.
Невозвратное возвращу
Убиенное воскрешу.


И ей веришь. Её строки всегда полны безоглядной искренности и беспощадной к себе душевной отваги:

Я защиты не жду ниоткуда,
Я как прежде тебя люблю.
Ты не думай, что ты — Иуда
И себе не готовь петлю.


Рождена я морскою тьмою
И покрыта людской молвой,
Как-нибудь я волной отмою
Поцелуй серебряный твой,


Ототру ноздреватой пемзой
и морскою травой утрусь.
Я, рождённая синей бездной,
беспечально в неё вернусь.



Кому-то счастливый
Отпущен дар —
Крылатый, крикливый,
Как птичий базар.


Кому-то степенный
Отпущен дар —
Весомый и тленный,
Как в лавке товар.


Кому-то волшебный
Отпущен дар —
Как будто целебный
Цветочный нектар.


А мне одинокий
Отпущен дар —
Сухой и жестокий,
Как в море пожар.


Но она вовсе не была отшельницей. Или — не только ею. Жизнь была бурной, многопечальной и многорадостной (об этом она сама рассказывает в своих воспоминаниях), её заполняли друзья, любовь, семья, материнство, диссидентство, непримиримая политическая борьба... А из ощущения своего изгойства вырастала вера в своё избранничество.



Тебя тащили в эту жизнь щипцами
Щипцовым и осталась ты дитем,
Вот и живешь между двумя концами -
Недорожденностью и забытьем.


Вот и живи и не нуждайся в сходстве
С тебе подобными. Какая дурь
Не видеть благости в своем юродстве
Среди житейских и магнитных бурь.


Переводи на пузыри обмылки,
Дуди в необручальное кольцо.
Ну что тебе охулки и ухмылки,
Да и плевки не в спину, а в лицо?


Ты погляди, как небеса глубоки,
И как поверхностен овражий мрак,
И научись отваге у сороки,
Гуляющей среди пяти собак...


Читать дальше...