May 19th, 2017

Шурик и другие

-





загружено (2)
-
374464_little_ed171607af
-

Вчера была передача «Пусть говорят», посвящённая памяти Александра Демьяненко. Обычно не смотрю, но фрагмент передачи (телевизор в кухне) попал в поле зрения, где к 80-летию всенародного Шурика вспоминали не столько его фильмы, сколько его жён и судачили по поводу того, какая из них лучше и почему ушёл от одной к другой. Другой уже тоже давно не было на свете, а первая жена Марина была жива (сейчас ей тоже лет 80, они ровесники), и ей-то досталось по первое число. Тамара Сёмина: «Мы так ликовали, когда он с ней расстался! Как она ему мешала! Как мешала!» (Чем именно мешала — я так и не узнала). И все славословили вторую жену, которая его так понимала, так любила, и как ему было с ней хорошо. Я вторую не знала, но первая меня поразила. Одинокая, всеми забытая, она жила воспоминаниями об их любви, в её квартире было всё как при жизни с ним, она показывала кукол, которых он ей подарил, ворона Гришу, который жил с ней много лет, был ей буквально как сын, будил её по утрам в одно и то же время, ходил по комнате как хозяин и был похоже довольно незаурядной птицей. Лицо её при взгляде на кукол, на фотографии Саши, на ворона светилось беспредельной любовью и нежностью. При том что камера бестактно и беспощадно высвечивала грязную посуду в раковине, ржавчину, закопчённые углы, ночную рубашку из-под халата старой женщины, не успевшей видимо толком одеться перед внезапно нагрянувшей телегруппой, чувствовалось — по крайней мере я увидела главное — это был созданный ею мир любимых вещей и существ, которых она лелеяла и которые придавали смысл её жизни и делали её счастливой. В своё время она сделала аборт от «Шурика», не захотевшего детей, и теперь осталась одна, но не спилась, не ожесточилась, как многие, она слепила свой мир из того что было, придумала его, гармонизировала как могла, и это давало ей силы жить.
На вопрос, любила ли своего знаменитого мужа, ответила:
- Я его и сейчас люблю.
- Вы были счастливой женщиной?
- Почему была? Я не была, я есть. Я и сейчас счастливая...
И было видно по её лицу, что она и вправду счастлива, хоть и каким-то невсамделишным, иллюзорным, придуманным, хрупким, но таким трогательным счастьем.
Но публика в студии, большей частью состоявшая из успешных и деятельных людей, этого явно не понимала и не принимала. Наталья Селезнёва, долго и подробно рассказывавшая, как много она сделала для Демьяненко, возмущалась его первой женой: «Ну это ваще... С этими голубями, блин! Да от одного этого только можно убежать...» - оправдывала она предательский уход от неё мужа. Ей что голуби, что ворон — всё едино, явно не поклонница фауны. Да ведь дело-то не в этом... Вспомнился чудесный фильм «Простая душа» по Флоберу, где героиня, постепенно теряя всех, кого любит, в конце жизни привязалась к попугаю, а потом к его чучелу. Любовь одухотворяет всё. Я не досмотрела передачу, выключила, противно было слушать, как высмеивают и поливают грязью одинокую старую женщину, с которой всенародный любимец Шурик прожил свои молодые годы. Эта мимоходом брошенная фраза Малахова: «Сейчас она живёт затворницей, последние годы совсем не выходит из дома». А ведь могли бы и помочь между прочим, поддержать как-то, хотя бы в память о народном артисте. Куда там, судачили как заправские сплетницы на лавочке у подъезда. И осмеянная ими старуха со своим вороном Гришей и любимыми куклами выглядела намного достойнее и интеллигентнее прославленной гламурной тусовки.

-


pust-govoryat-shurik-5
-

загружено
-