nmkravchenko (nmkravchenko) wrote,
nmkravchenko
nmkravchenko

Categories:

Как работает "закон подлецов"

Оригинал взят у muza26 в Как работает "закон подлецов"
/ Блог Бориса Вишневского на сайте "Эхо Москвы" /


Борис Вишневский: Как работает «закон подлецов»

"У меня нет других мест! Здесь вообще не должно было быть "колясочников"!"...




В Ленинградской области, в 10 километрах от Луги — санаторно-оздоровительный лагерь «Зеленый огонек». Летом петербургская администрация отправляет туда детей-инвалидов.

Те из них, у кого родители есть, приезжают с мамой, бабушкой, папой. Но путевки в «Зеленый огонек» дают и детям из Павловского дома-интерната, у которых нет родителей. А там, на месте, их размещают по «остаточному принципу». Туда, куда категорически не хотят селиться родители с детьми-инвалидами...

Поехать в «Зеленый огонек» в минувшее воскресенье меня попросили волонтеры из благотворительной организации «Перспективы», которые почти два десятка лет заботятся о детях из Павловска, и в том числе — сопровождают их в поездках в летние лагеря отдыха. Ведь рядом с маленьким инвалидом должен все время быть кто-то из взрослых. В штате лагеря таких ставок нет, и если бы не волонтеры — дети из интерната вообще не смогли бы поехать отдыхать.

Все было нормально — но в июне 2013-го в «Зеленом огоньке» возникли проблемы: сирот поселили в единственный неотремонтированный корпус. И августовскую смену — семерых маленьких инвалидов-сирот, — как раз в воскресенье, 4 августа, собирались селить в него же, уверяя, что ничего другого нет.

Вместе с нами в «Зеленый огонек» поехали журналисты из «Новой газеты» и информационного агенства «Балтинфо» — и все увидели на месте.

К корпусу, куда должны были поселиться дети из дома-интерната, мы подошли вместе с ними — помогали нести вещи, выгруженные из автобуса. И увидели примечательную картину.

В комнатах с потолка сыпется штукатурка, в коридоре — сквозняк (дети из Павловска, которые зиму и осень проводят в четырех стенах интерната, без прогулок, мгновенно простужаются), рамы — старые и изношенные. На одну из девушек-волонтеров ночью упала часть оконной рамы — она чудом избежала травмы: прилегла в этот момент на кровать к своему подопечному ребенку, который плохо спал.

Пандуса в корпусе нет — его обещают заменить досками, которые после дождя становятся скользкими. Наконец, на все двухэтажное здание — одно тесное помещение, где находится умывальник и душевая кабинка настолько тесная, что в нее ребенка-инвалида можно занести только на руках: инвалидная коляска в кабине не помещается. Волонтеры так и поступают — а мыть детей надо по нескольку раз в день, и в прошлой смене двое девушек элементарно надорвали спины...

Соседние, отремонтированные корпуса — что называется, небо и земля.

На всех окнах — стеклопакеты, напротив каждой жилой комнаты — помещение с туалетом, душем и умывальником (при этом в помещение, а также в душ можно свободно заехать на коляске). Есть пандусы, в холлах — мягкая мебель и современные телевизоры, в отдельной комнате — стиральная машина... В «старом» корпусе обо всем этом и мечтать не приходится.

Посмотрев на все это, мы стали искать директора лагеря — чтобы задать простой вопрос: кто решил поселить детей из интерната в самые худшие условия? Директор сперва заявила нам, что проживание в разных корпусах — это «лотерея», кому-то повезло — а кому-то нет, но потом сменила версию. Выяснилось, что детей из дома-интерната селят в находящийся в ужасном состоянии корпус просто потому, что туда «никто добровольно ехать не хочет».

«Что же вы хотите — чтобы мы „родительских“ детей сюда поселили?», — вопрошала директриса. — Да их мамы такой крик поднимут!».

«Так сразу и сказали бы, — ответил я. — Вы селите в самые худшие условия тех, за кого некому заступиться. У них-то мам нет — никто крик не поднимет. Не стыдно?».

«У меня нет других мест!, — взорвалась директриса. — Здесь вообще не должно было быть „колясочников“! Где постановление о том, что вы имеете право сюда приезжать и что-то смотреть! Немедленно покиньте мою территорию!...».

Пришлось объяснить, что депутат Законодательного Собрания имеет право посещать любые государственные учреждения и организации, не получая на это никаких «постановлений». Что это не ее частная территория. И что было бы неплохо, если она так волновалась об условиях проживания детей, как она волнуется о «несанкционированном» визите к ней депутата и журналистов...

Ну, а насчет «лотереи» — оказалось, что для детей из дома-интерната она «безвыигрышная»: никакого другого корпуса для проживания им изначально не предлагали. К тому же, решение о том, кто из детей будет поселен в каком корпусе, принимает медицинская комиссия, а председателем этой комиссии является ... директриса лагеря Валентина Ивановна Коваленко.

«Это было согласовано с директором дома-интерната», — защищалась директриса. Но, может быть, ему ничего иного просто не предлагалось? И либо дети-инвалиды должны были все лето проводить в интернате, прикованные к постели, либо ехать на отдых, пусть даже и в явно непригодные условия?

Сами дети, замечу, счастливы уже потому, что они попали на природу (она вокруг — просто замечательная: сосновый лес, чистейший воздух, большая территория). И не очень думают о том, в каких условиях живут (все лучше, чем фактически взаперти в интернате). А каково приходится волонтерам, которые с ними круглые сутки, и которые должны везде носить детей на руках?

...Приехав из «Зеленого огонька», мы совместными усилиями организовали, что называется, страшный шум. Журналисты рассказали о происходящем, я уже в понедельник написал письмо сразу двум вице-губернаторам Петербурга, во вторник отправился в городской Комитет по социальной политике — чтобы немедленно вмешались в ситуацию. В среду в «Зеленый огонек» отправилась бригада одного из питерских телеканалов — снимать...

Результат — налицо: утром в четверг мне сообщили, что сирот переселили в другой — отремонтированный корпус. В нормальные условия. Мы победили. А если бы не приехали и не подняли шум?

Последнее. О чем сразу вспомнилось в «Зеленом огоньке» — так это о недоброй памяти господине Астахове и других инициаторах и сторонниках «закона подлецов».

Мы увидели, как он работает на практике: часть детей, которых мы встретили, точно имела бы шанс на иностранное усыновление, и на совсем другую жизнь.

Этого шанса их лишили те, кого трудно назвать иначе, как подлецами.

1011778
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 5 comments