Category: искусство

Из цикла "Времена года". Весна.










992159_original


***

Конец зимы, начало лета
соединились в слове этом,
крича на тысячу ладов.
И, как соски, набухли почки –
природы болевые точки –
в предощущении родов.


Праматерь вздохов на скамейке,
весна, смешны твои ремейки,
но вновь, как в юности, клюю
на эту старую наживку,
твою прекрасную ошибку,
вечнозелёное "люблю".


97383548
_

***
Выше окон, выше крыши,
выше солнца синева!
Неужели ты не слышишь,
как во мне кричат слова?

А снега уж не отбелишь,
в лужах моют их лучи...
О тебе лишь, о тебе лишь
и капели, и грачи.

В мире мне, как в шубе, тесно,
и сосулькой тает грусть.
Я шепчу тебя, как песню,
как молитву, наизусть.

И несёт всё выше, выше
тёплой нежности волна.
Неужели ты не слышишь,
как во мне кричит весна?



9793_640


* * *

"Весна" Боттичелли, "Весна" Боттичелли,
летящие линии в солнечном теле,
струящийся, плавный, томительный танец,
шары золотые, хитонов багрянец.

О чудо чудес, "боттичелиев контур",
мазок, убегающий вдаль к горизонту.
В изломах материй и складках капризных –
сознание хрупкости, зыбкости жизни.


В изменчивых лицах мадонн Боттичелли
есть то, что мы втайне от жизни хотели,
всё то, что пленяет нездешнею властью –
пронзительно-чёткая формула счастья.



tregrazie


* * *

Недо-весна: недо-вода,
недо-тепло, недо-одежда.
Между дождём и солнцем между,
как между нет и между да.


Расплывчатость всего, что тало
и что устало быть зимой...
Мне кажется, я начертала
портрет поэзии самой.



весна ранняя



***

Я о тебе давно не плачу,
но это помнится до слёз:
тот волжский плёс, песок и дача.
И сосен шум. И шум берёз.


Росою травы набухали,
и шишки падали в тиши.
Благоухая, колыхали
речную заводь камыши.


И пароход гудел от боли,
перекрывая шум берёз.
Всё то, что быть могло с тобою,
он на борту своём увёз.


А я всё помню этот шорох
и плеск заливистой волны,
и зелень глаз твоих весёлых,
неотделимых от весны.

_

***

Образ Ваш леплю я и малюю
на холсте души тайком, как тать.
Уходите — мысленно молю я,
чтоб о Вас могла я помечтать.


Мне не надо приторного лета
с его жарким и липучим ртом.
Слаще тайна смутного рассвета –
мятный поцелуй весны со льдом.




***

Земля — наш дом, который Бог покинул.
Забыло небо цвет свой неземной.
Который год, который век уж минул,
а всё никак не встретиться с весной.


Душа — потёмки, как письмо в конверте,
которое не следует читать.
Любовь не стоит слов. Не стоит смерти.
Страшнее кары эта благодать.


Я говорю, как дерево листвою,
доверив горло ветру и листу.
О неба нищета над головою!
Весь мир тщета, как выкрик в пустоту!


Ужель судьба, душою кровоточа,
среди чумы творить свои пиры?
И нежность тем давать, кто взять не хочет,
и тем дарить, кто оттолкнёт дары?

_

***

Весенней грозы отрезвляющий душ.
Очистится небо от хмури и мути.
Воздушные шарики родственных душ
из рук выпускаю — летите, забудьте!


Не плачь ни о чём, ничего не имей.
Пусть Дух наберёт высоту без боязни,
как детской рукой запускаемый змей,
свободный от уз нелюбви и приязни.


От тяги корней, якорей и оков
отныне и присно пребудь независим.
Лети, задевая клочки облаков,
похожих на клочья стихов или писем.


Звучит журавлиных хоралов помин.
Осенними листьями кружатся лица.
О что же вы сделали с сердцем моим,
что страшно оттуда сюда возвратиться?!


Как больно наткнуться на чей-нибудь взгляд,
скользнувший неузнанно, канувший мимо.
Воздушные шарики в небо летят...
О сколько их, сколько — доныне любимых!



83853171_large_4453296_Viktor_Ciganov_vecher__1_



***

Мне весна эта — не по чину.
Неуместны дары её,
словно нищему — капучино
иль монашке — интим-бельё.

Не просила её грозы я
и капелей её гроши.
Ледяная анестезия
милосерднее для души.


Я привыкла к зиме-молчунье,
её графике и бинтам.
Но куда-то опять лечу я,
неподвластное всем летам.


Ну куда же с посконной рожей
в этот тесный цветной наряд?
Как травинка, асфальт корёжа,
рвусь в небесный калашный ряд.

_

***

Ни с орбиты ещё, ни с ума я
не сошла, и чумные пиры
принимаю твои, принимаю
и удары твои, и дары.


Распахнулись небесные вежды.
Ищет радуга встречной руки.
И надежды в зелёных одеждах
оживают всему вопреки.



4129

Мы живём не под шелест вишнёвый...







17 января 1904 года состоялась премьера «Вишнёвого сада». Сегодня этой чеховской пьесе исполнилось 110 лет.

239279_original

Фотографии тех лет:

239447_original

239694_original

О. Л. Книппер в роли Раневской:

240012_original

Как эта драматическая комедия видится нам из сегодняшнего дня?
Вот два моих стихотворения, старое и новое, навеянные этими размышлениями:

***
На спектакль Петера Штайна
приезжали в Москву специально
посмотреть, как наш сад, наш дом
погибает под топором.


На спектакле Петера Штайна
оживала вещая тайна,
как ответ на немой вопрос:
неужели погиб мир грёз?


Неужели всё безвозвратно —
сад наш, душ наших свет отрадный,
и кругом только мрак ледяной,
и Лопахины сплошь стеной?


Да, мы сами его срубили.
Да, мы сами его сгубили.
Вместо пашни и бороны —
олопахиванье страны.


От ухмылок кривых подонков,
олигархов и им подобных -
не сбежать, не спасти добра
от убойного топора.


Этот стон у нас рынком зовётся.
Там, где тонко, там вечно рвётся.
О помедли, прошу, постой,
человечества сон золотой!


О цветенье, любви смятенье,
рук доверчивое сплетенье...
Кто-нибудь, задержи, нарушь
олопахиванье душ!


И молю я как о пощаде:
хоть бы память о вешнем саде,
свет России, родную речь
нам сберечь.


1993

240356_original
_

Вишнёвый сад

Не звонят колокольчики слова.
Наступила глухая пора.
Мы живём не под шелест вишнёвый -
под уверенный стук топора.


Этих белых одежд им милее
вызывающий блеск от-кутюр.
Детский лепет цветка одолеет
торжествующий шелест купюр.


Роковая судьбы неизбежность -
сад души, обречённый на сруб.
И моя старомодная нежность
запоздало срывается с губ.


Что любили — в утиль обратили,
подменили и облик, и суть.
Победили они, победили
и ногой наступили на грудь.

Гром литавр раздаётся победный.
Но в фальшивящем звуке альта
не «победный» мне слышится - «бедный»,
не «победа» звучит, а «беда».


Под удары дикарского бубна
будут жить, набивая суму,
забывая родимые буквы,
вопреки доброте и уму.


Наш силы неравны, неравны,
против зла — беззащитность души
и бесправная голая правда
против сытой нахрапистой лжи.


Но опомнится всё и очнётся
в неизвестном доселе году.
Тихо ветка в окне покачнётся,
отведя как рукою беду.


Словно после глубокого вдоха
утро в ухо прошепчет: пора...
И начнётся другая эпоха -
без лопахинского топора.


2012
_

104773932_4514961_visajivat_novii


Когда-то Цветаева писала:

Будет скоро тот мир погублен,
погляди на него тайком,
пока тополь еще не срублен
и не продан еще наш дом...


Увы, и тополь уже срублен, и дом продан. Тут уже ближе к ахматовскому: "Всё расхищено, предано, продано..."
Для меня не сам по себе чеховский Лопахин плох, а то, что он сейчас олицетворяет. Идёт рубка уже не сада, но всей России, рубится под корень язык, культура, душа. Я писала не о конкретном чеховском "Вишнёвом саде", а как бы проецировала этот образ на нашу сегодняшнюю жизнь. Разумеется, на фоне нынешних лопахиных (просто не знаю более подходящего классического героя, олицетворяющего бизнес) тот, чеховский - агнец божий, так же как и суровый Жеглов с его противозаконными методами ("вор должен сидеть в тюрьме") - идеал по сравнению с нынешними ментами, аналогии можно длить и длить, деградация нашей жизни зашла слишком далеко.
Время само по себе очень абстрактная и скользкая категория. Для Сталина и Мандельштама, Бродского и Брежнего одно и то же время было разным. От каждого из нас зависит, что принимать или не принимать в своём времени. Как тот же Бродский крикнул другу с подножки троллейбуса: "Я решил не принимать!"(парафраз Маяковского, сказавшего, что для него не было вопроса, принимать или не принимать большевистскую революцию). Вот и я многое решила для себя в нынешнем подлом времени не принимать. Об этом и писалось. Может быть, для кого-то в этом увидится несовременность, старомодность, но для меня - отсутствие конъюнктурности и нежелание "с волками жить по-волчьи выть". Ведь "не волки мы по крови своей".)
Чехов мечтал о том времени, когда вся Россия станет цветущим садом. Маяковский писал: "Я знаю: Саду - цвесть!.." А сад - это прежде всего наша душа. "Каждый должен возделывать свой сад" (Вольтер). И Чехов умел это как никто. Читая его, учишься этому.
И как тут ещё не вспомнить строчки Саши Чёрного: "Почему нет Чехова на свете?"


159624_640
А.П. Чехов в последний год своей жизни. Худ. Э. Панов.
_

Вот такие мысли навеял юбилей знаменитой чеховской пьесы.

Мосгордума поддержала возврат памятника Дзержинскому на Лубянку

Оригинал взят у muza26 в Я в шоке!
Московская городская дума поддержала предложение о возврате памятника Феликсу Дзержинскому на Лубянку, сообщает «Русская служба новостей» .

«Я думаю, можно его отреставрировать, вернуть и поставить на место. Но тогда непонятно, зачем его было убирать. Если говорят, что выделены на это деньги, то процесс должен быть закончен», — заявил заместитель председателя Московской городской думы, член комиссии по культуре и массовым коммуникациям Андрей Метельский.

Ранее стало известно, что на реставрацию московских памятников потратят около 50 млн руб.

Источник: http://www.gazeta.ru/social/news/2013/10/11/n_3247065.shtml

Комментарий журналиста Юрия Пронько:

"Я в шоке!

Столичными чиновниками принято решение о реконструкции памятника кровавому ублюдку, основателю совковой человеконенавистнеческой системы госбезопасности - Феликсу Дзержинскому.

Как сообщили в комитете по ценовой политике в строительстве мэрии Москвы реставрация памятника Дзержинскому будет весьма дорогой т.к. предстоит отреставрировать бронзовую скульптуру в полный рост, постамент-колонну и внутренний металический каркас.

В Мосгордуме уже заявили, что после дорогостоящей реконструкции "железный Феликс" должен вернуться на Лубянку!
Это уже невозврат в совок, это уже торжество тупого, кровавого совкового режима, который уничтожал личности, "вырабатывал" безвольных рабов!

Неужели Дзержинский из "Музеона" вернется на Лубянку? Неужели россияне (москвичи) и с этим безмолвно согласятся?"

Xa90L8PWW3c

"Перелепи моё лицо, скульптор!.."







Хочу напомнить, а большинство, наверное, познакомить со стихами моей любимой, обожаемой, незабвенной Майи Борисовой.
Сегодня ей могло бы исполниться 80 лет
.
_

_

Начну с самого известного и великолепного:
_

Ночной шепот Галатеи, обращенный к ученику Пигмалиона
_

Перелепи моё лицо, скульптор!
В ладонях мни его, как мнут глину...
Поторопись меня лепить, скульптор,
а то я снова убегу, сгину.


Твоя каморка так темна, милый,
под лестницей, где белый свет клином...
Пигмалион сейчас пройдет мимо
в опочивальню и меня кликнет.


Он будет ласков, а потом — бешен,
а после в непробудный сон канет.
Он не признается богам, бедный,
что под его руками я — камень.


Все говорят: Пигмалион — мастер,
он мою душу вызвал из мрака!
А я увидела тебя, мальчик,
и позабыла вмиг, что я — мрамор.


Пигмалион сиял, как грош медный,
касался рук моих, колен, стана,
а я дрожала: что же ты медлишь?
Ведь для тебя живою я стала!


В легенде холодно мне, как в склепе.
Меня доверие небес давит.
Пигмалион себе еще слепит!
Он тоже, в общем-то не бездарен...


Растрепан факел молодым ветром,
горячий отблеск на твоих скулах.
Чтобы лицо мое — к тебе, вечно,
перелепи мое лицо, скульптор!

Я умоляю всех богов ради, -
ведь счастье роздано нам так скупо, -
чтоб нам неузнанным уйти рядом,
перелепи моё лицо, скульптор!
_


_

Читать дальше...