Category: история

Category was added automatically. Read all entries about "история".

"О, этот юг, о, эта Ницца..."

1183341_original

-


* * *

О, этот юг, о, эта Ницца...
О, как их блеск меня тревожит —
Жизнь, как подстреленная птица,
Подняться хочет — и не может...
-
Нет ни полета, ни размаху —
Висят поломанные крылья —
И вся она, прижавшись к праху,
Дрожит от боли и бессилья...

-

Фёдор Тютчев
-

1864

Из дневника Корнея Чуковского

Оригинал взят у nmkravchenko в Из дневника Корнея Чуковского












1 апреля 1882 года родился Корней Чуковский.
-

28 октября 1969 года умер Корней Чуковский - детский поэт и писатель, на сказках которого
-
выросли  десятки поколений.

-


0008-008-Kornej-Ivanovich-CHukovskij-1882-1969

-

К 80-летию он получит Ленинскую премию за труды о Некрасове и в том же 1962 году отправится в Англию на присуждение ему звания почетного доктора Оксфордского университета. Литературный критик, мемуарист, переводчик, литературовед, публицист, журналист...

Но сегодня мне бы хотелось вспомнить о том единственном произведении, не предназначавшемся для печати, но ставшем со временем  главным и наиболее цитируемым из всего написанного Корнеем Ивановичем о его знаменитом дневнике.
-



i
-

Свой дневник Чуковский вел почти семьдесят лет — с 1901 по 1969 год, с восемнадцати — и до самого последнего дня жизни. В напечатанном виде он составляет 2500 страниц.
-

Недавно я читала дневники Инны Лиснянской последних лет, где она не раз тепло отзывается о дневнике Корнея Чуковского, цитируя его строки:
-



10154238_759501897417681_3537621620077014896_n
-

«4 июня 2006. Паша мне принес от Люши замечательный подарок — первый том дневника Корнея Ивановича и том его переписки с Репиным. Буду читать, а то все ерунду журнальную, как вернулась, читаю.
-

6 июня 2006. Чуковского читаю с неутихающим интересом. Оказывается, впервые определение «Шестидесятники» появилось у него аж в 1901—1903 гг., а вовсе не у Рассадина, точно так же «сороковые роковые» сначала появились у Блока, а уж потом у Самойлова...
-

17 сентября 2006. Потом, как всегда, наглотавшись снотворных, на сон читала дневник Чуковского за 1903 год. У него, у молодого, мелькают то и дело парадоксальные мысли, сомнительные на первый взгляд. Но только — на первый! Мне запомнилась его мысль, что цели можно достичь лишь бесцельно. Не знаю, как в других областях, но в области искусства, в частности стихотворчества, думаю, что это именно так. Тогда, в итоге, и добиваешься цели, когда не нацеливаешься ни на форму лирического высказывания, ни тем более на читателя. Вообще пишешь как бы бесцельно, вслушиваясь в словесную музыку, на радость себе, и достигаешь цели. Еще мне нравится высказывание Корнея Ивановича, что самоуверенный человек всегда глуп. Это мне как маслом по душе, так как я крайне не уверена в том, что делаю, и правильно ли оцениваю свое и чужое, и разные события и ситуации...»
-

Я вспомнила, как сама зачитывалась дневником Чуковского в 90-е годы, примеряя многие его мысли к своей жизни, как давала его друзьям, буквально рвавшим эти книги из рук... Начав читать эти записи — оторваться от них уже невозможно. Спустя полтора десятка лет, не удержавшись, перечитала эти два тома снова — от корки до корки. Но записей много, в них буквально утонешь, и я решила сделать выборку — самого-самого, зацепившего за живое: взволновавшего, удивившего, рассмешившего, чтобы не забыть, перечитывать, чтобы оно всегда было со мной. Правда, «самого-самого» тоже оказалось немало, пришлось разбить на несколько частей... Делала для себя, а
потом подумала, что и ещё кому-то, возможно, это будет интересно, особенно тем, кто не читал или читал давно.

Итак, избранное (мною) из дневника Корнея Чуковского.


kornej-hukovskij-dnevnik-1901-1969-komplekt-iz-3-knig

Читать дальше...

Мурочка

Оригинал взят у nmkravchenko в Мурочка










24 февраля 1920 года родилась Мура Чуковская.



10 ноября 1931 года умерла дочь Корнея Чуковского Маша.

Домашние звали её Мурочкой
.

Девочке было 11 лет, из которых два последних года она тяжело болела.

В будущем г
оду исполнится 85 лет со дня её смерти.

-


Мурочка
-

-

Как известно, судьба часто бьёт людей – особенно талантливых – именно по самому дорогому… Мурочка была младшим и самым ярким, одарённым ребёнком из всех четырёх детей Чуковского. Она была отцовской музой, героиней детских книг Корнея Ивановича: «Муркина книга», «Чудо-дерево», «От двух до пяти».
-



К. Чуковский читает Бармалея с иллюстрациями М. Добужинского своей дочери Мурочке (Марии). Ленинград, 1926 - копия
-

-

Я сделала выборку записей из дневников Чуковского, где шла речь о Муре, о её словечках, забавных выходках и проказах, в которых даже в самые первые годы сквозила талантливость и неординарность. Она могла бы вырасти и стать поэтом, писателем, актрисой, женой и матерью... Не пришлось. Мурочка навсегда осталась в памяти тем чудо-ребёнком, которым предстаёт в дневниковых записях отца и в его знаменитых книжках. Запомним её такой, как здесь...

-

Мой театр ослепительно умер...

Оригинал взят у nmkravchenko в "Мой театр ослепительно умер..."





1 декабря 1918 года родился Иван Елагин, один из самых значительных поэтов русского зарубежья.
_

_

Мой театр ослепительно умер
От разрыва суфлерской будки,
И в театре темно, как в трюме,
Только скрип раздается жуткий.


Это я, обанкротившись дочиста,
Уплываю в мое одиночество.


Но я обманываю время,
Еще я где-то в странной драме,
Со всеми ведьмами, со всеми
Шекспировскими королями,


Еще в костюме я и в гриме,
Еще я в молнии и громе,
А может быть, я в Древнем Риме,
А может быть, я в желтом доме.


Надо мною небес многоплановость,
И как парус качается занавес...


Я развлекаюсь в одиночку
В веселом обществе теней.
Художник, становись на бочку,
Чтоб быть видней.


Итак, представим мизансцену:
Мое окно выходит в стену.
Стена. Веревка для белья.
Окно. Стена. Веревка. Я.
_

Вынужденный эмигрировать в 40-е годы, чтобы спасти свою жизнь, Елагин всю её отдал поэзии. Оставаясь до конца своих дней русским поэтом, он сумел соединить в своём творчестве две культуры — русскую и американскую, его поэтический опыт в этом смысле уникален. В России он впервые был опубликован спустя 11 лет после смерти — в 1998 году.
Он мечтал об этом всю жизнь.



_

Наверное, появится заметка,
А может быть, и целая статья,
В которой обстоятельно и метко
Определят, чем занимался я.


Какие человечеству услуги
Я оказал. В чем был велик, в чем мал.
Какие в гроб свели меня недуги,
Какой меня священник отпевал.

Цитаты к биографии привяжут,
Научно проследят за пядью пядь.
А как я видел небо — не расскажут,
Я сам не мог об этом рассказать.
_

_

А я припоминал за пядью пядь
Всю жизнь мою и славил Божью милость,
И мне хотелось людям рассказать
О том, что на земле со мной случилось.


И жизнь мою укладывал я в стих
С паденьями, со взлетами, с грехами,
Да у меня и не было других
Причин, чтоб разговаривать стихами.
_

В 1986 году Ивану Елагину писал А. Солженицин: «Читал Ваши стихи ещё будучи в Союзе, и уже тогда отличил Вас для себя от других эмигрантских поэтов». За целую эпоху до этого, в 1949-м ему писал другой нобелевский лауреат, И. Бунин: «Дорогой поэт, Вы очень талантливы, часто радовался, читая Ваши книжечки, Вашей смелости, находчивости». Третий нобелевский лауреат, И. Бродский, силой своего авторитета способствовал его публикациям в Америке. Г. Иванов отмечал Елагина в своих воспоминаниях: «Таланту в нём много». Е. Евтушенко цитировал его в своей поэме. Но все эти рекомендации и признания мастеров пера были бесполезны. При жизни Елагин ни строчкой не засветился в советской печати.
_

Я времени не попутчик!
В потоках его шипучих
плыву вперекор ему.
Как бился я в рукопашной
с волною его вчерашней,
так с завтрашней бой приму.
_

У Елагина есть любопытное стихотворение — о Данте Алигьери, - «Невозвращенец», где просматривается прозрачная аллегория, аналогия с его собственной судьбой. Опозоренный и оклеветанный ложными наветами, Данте дважды по одним лишь грязным доносам заглазно присуждался к казни. И вот через шесть столетий о нём вспомнили власти Флоренции и реабилитировали, пересмотрев «дело» поэта. Елагин с горькой иронией пишет:
_

Всякий бы сказал, что делу крышка,
Что оно в веках заплесневело.
Но и через шесть столетий с лишком
Он добился пересмотра дела.


Судьи важно мантии напялили,
Покопались по архивным данным.
Дело сочинителя опального
Увенчалось полным оправданьем.


Так в законах строгие педанты
Реабилитировали Данте!

Я теперь смотрю на вещи бодро:
Время наши беды утрясёт.
Доживем и мы до пересмотра
Через лет шестьсот или семьсот.
_

«Из могилы выроют — реабилитируют», - так саркастически писал Елагин о тех поэтах, которые, как и его отец, были убиты при Сталине. Но с годами оказалось, что и о себе тоже. Read more...

В отчаянье. В приют последний...

Оригинал взят у nmkravchenko в "В отчаянье. В приют последний...".






10 ноября 1894 года родился Георгий Иванов.
-

0_87bce_6c5c2dcb_xl
-

«Первый поэт эмиграции» – так величала Г. Иванова не одна только Зинаида Гиппиус. Она же называла его «идеалом поэта, поэтом в химически чистом виде».
Эмигрантское разочарование, хождение по мукам, отчаяние он преобразил в волшебную музыку, трагизм существования – в сладостную поэтичность жизни. Слова – самые неутешительные, но в тоне, в мелодии их был свет, сияние.
_

Друг друга отражают зеркала,
Взаимно искажая отраженья.
Я верю не в непобедимость зла,
А только в неизбежность пораженья.
_

Не в музыку, что жизнь мою сожгла,
А в пепел, что остался от сожженья.
_

«Это сладчайшая трагическая поэзия, - писал Юрий Иваск. - Волчий ужас переводит он на язык соловьиных трелей и в мировой пустоте слышит божественную музыку. Эта музыка никого не спасёт, но она есть».
_

Хожденье по мукам, что видел во сне,
с изгнаньем, любовью к тебе и грехами.
Но я не забыл, что обещано мне
Воскреснуть. Вернуться в Россию — стихами.
-


68937_640
-

Всё так хорошо, так благополучно у него начиналось и обещало прекрасную, лёгкую, беззаботную жизнь. Но в страшном 1921 году всё внезапно кончилось. Смерть Блока, гибель Гумилёва... И в 1922 году Г. Иванов с И. Одоевцевой на пароходе отплывают в Германию, а оттуда через год — во Францию, где и прожили всю оставшуюся жизнь.
-

Голубизна чужого моря,
Блаженный вздох весны чужой
Для нас скорей эмблема горя,
Чем символ прелести земной.
-

За столько лет такого маянья
по городам чужой земли
есть от чего прийти в отчаянье,
и мы в отчаянье пришли.
-

В отчаянье. В приют последний,
как будто мы пришли зимой
с вечерни в церковке соседней
по снегу русскому домой.
-

5626
-

Читать дальше...
-

Мурочка











10 ноября 1931 года умерла дочь Корнея Чуковского Маша.

Домашние звали её Мурочкой
.

Девочке было 11 лет, из которых два последних года она тяжело болела.

В будущем г
оду исполнится 85 лет со дня её смерти.

-


Мурочка
-

-

Как известно, судьба часто бьёт людей – особенно талантливых – именно по самому дорогому… Мурочка была младшим и самым ярким, одарённым ребёнком из всех четырёх детей Чуковского. Она была отцовской музой, героиней детских книг Корнея Ивановича: «Муркина книга», «Чудо-дерево», «От двух до пяти».
-



К. Чуковский читает Бармалея с иллюстрациями М. Добужинского своей дочери Мурочке (Марии). Ленинград, 1926 - копия
-

-

Я сделала выборку записей из дневников Чуковского, где шла речь о Муре, о её словечках, забавных выходках и проказах, в которых даже в самые первые годы сквозила талантливость и неординарность. Она могла бы вырасти и стать поэтом, писателем, актрисой, женой и матерью... Не пришлось. Мурочка навсегда осталась в памяти тем чудо-ребёнком, которым предстаёт в дневниковых записях отца и в его знаменитых книжках. Запомним её такой, как здесь...

-

Из дневника Корнея Чуковского









28 октября 1969 года умер Корней Чуковский - детский поэт и писатель, на сказках которого выросли десятки поколений.
-


0008-008-Kornej-Ivanovich-CHukovskij-1882-1969

-

К 80-летию он получит Ленинскую премию за труды о Некрасове и в том же 1962 году отправится в Англию на присуждение ему звания почетного доктора Оксфордского университета. Литературный критик, мемуарист, переводчик, литературовед, публицист, журналист...

Но сегодня мне бы хотелось вспомнить о том единственном произведении, не предназначавшемся для печати, но ставшем со временем  главным и наиболее цитируемым из всего написанного Корнеем Ивановичем о его знаменитом дневнике.
-



i
-

Свой дневник Чуковский вел почти семьдесят лет — с 1901 по 1969 год, с восемнадцати — и до самого последнего дня жизни. В напечатанном виде он составляет 2500 страниц.
-

Недавно я читала дневники Инны Лиснянской последних лет, где она не раз тепло отзывается о дневнике Корнея Чуковского, цитируя его строки:
-



10154238_759501897417681_3537621620077014896_n
-

«4 июня 2006. Паша мне принес от Люши замечательный подарок — первый том дневника Корнея Ивановича и том его переписки с Репиным. Буду читать, а то все ерунду журнальную, как вернулась, читаю.
-

6 июня 2006. Чуковского читаю с неутихающим интересом. Оказывается, впервые определение «Шестидесятники» появилось у него аж в 1901—1903 гг., а вовсе не у Рассадина, точно так же «сороковые роковые» сначала появились у Блока, а уж потом у Самойлова...
-

17 сентября 2006. Потом, как всегда, наглотавшись снотворных, на сон читала дневник Чуковского за 1903 год. У него, у молодого, мелькают то и дело парадоксальные мысли, сомнительные на первый взгляд. Но только — на первый! Мне запомнилась его мысль, что цели можно достичь лишь бесцельно. Не знаю, как в других областях, но в области искусства, в частности стихотворчества, думаю, что это именно так. Тогда, в итоге, и добиваешься цели, когда не нацеливаешься ни на форму лирического высказывания, ни тем более на читателя. Вообще пишешь как бы бесцельно, вслушиваясь в словесную музыку, на радость себе, и достигаешь цели. Еще мне нравится высказывание Корнея Ивановича, что самоуверенный человек всегда глуп. Это мне как маслом по душе, так как я крайне не уверена в том, что делаю, и правильно ли оцениваю свое и чужое, и разные события и ситуации...»
-

Я вспомнила, как сама зачитывалась дневником Чуковского в 90-е годы, примеряя многие его мысли к своей жизни, как давала его друзьям, буквально рвавшим эти книги из рук... Начав читать эти записи — оторваться от них уже невозможно. Спустя полтора десятка лет, не удержавшись, перечитала эти два тома снова — от корки до корки. Но записей много, в них буквально утонешь, и я решила сделать выборку — самого-самого, зацепившего за живое: взволновавшего, удивившего, рассмешившего, чтобы не забыть, перечитывать, чтобы оно всегда было со мной. Правда, «самого-самого» тоже оказалось немало, пришлось разбить на несколько частей... Делала для себя, а
потом подумала, что и ещё кому-то, возможно, это будет интересно, особенно тем, кто не читал или читал давно.

Итак, избранное (мною) из дневника Корнея Чуковского.


kornej-hukovskij-dnevnik-1901-1969-komplekt-iz-3-knig

Читать дальше...

Тихое народное горе

Оригинал взят у nmkravchenko в Тихое народное горе






5 августа 1932 года скончался Саша Чёрный
(Александр Михайлович Гликберг)
.

Сегодня день его памяти.
_

original
_

Я назвала этот пост фразой из заметки А. Куприна 1932 года «О Саше Чёрном»:
_

«Но вот пришла по телеграфу нежданная и горькая весть: «Саша Черный скоропостижно скончался». И ходят по Парижу русские люди и говорят при встречах: «Саша Черный умер — неужели правда? Саша Черный скончался! Какое несчастье, какая несправедливость! Зачем так рано?» И это говорят все: бывшие политики, бывшие воины, шоферы и рабочие, женщины всех возрастов, девушки, мальчики и девочки — все!
Тихое народное горе. И рыжая девчонка лет одиннадцати, научившаяся читать по его азбуке с картинками, спросила меня под вечер на улице:
- Скажите, это правду говорят, что моего Саши Черного больше уже нет?
И у нее задрожала нижняя губа.
Нет, Катя,— решился я ответить.— Умирает только тело человека, подобно тому как умирают листья на дереве. Человеческий же дух не умирает никогда. Потому-то и твой Саша Чёрный будет жить ещё много сотен лет, ибо сделанное им — сделано навеки и обвеяно чистым юмором, который — лучшая гарантия для бессмертия».

В.Набоков в прощальном слове сказал с грустью и нежностью: «Осталось несколько книг и тихая прелестная тень».
_

78647707_large_4514961_Risynok33
_

А вот это как будто о нас было им сказано:
_

Эпохе черной нашей нужен
не демон Лермонтова - нет,
он только б ею был сконфужен, -
ведь гордый демон был эстет.
_

Веселый немец Мефистофель,
попав в российские пески,
брезгливо сморщив умный профиль,
пожалуй, запил бы с тоски.
_

О нет, эпохе нашей жалкой
совсем особый нужен чёрт -
чёрт Геркулес с железной палкой,
с душою жёсткой, как ботфорт.
_

Или это:
_

В книгах гений Соловьевых,
Гейне, Гете и Золя,
А вокруг от Ивановых
Содрогается земля...
_

Где событья нашей жизни,
Кроме насморка и блох?
Мы давно живем, как слизни,
В нищете случайных крох.
_

Спим и хнычем. В виде спорта,
Не волнуясь, не любя,
Ищем бога, ищем черта,
Потеряв самих себя...
_

Читать больше...

Новосибирский след в биографии Майи Борисовой









на дне поэзии
_

Когда я выкладывала свой первый пост о любимой поэтессе моей юности Майе Борисовой, о ней многое было ещё неизвестно. Но постепенно на текст откликались близко знавшие Майю Ивановну люди: сначала подруга, астраханская актриса Наталья Туриева, потом племянница Анна Егорова, добавившие много новых фактов и живых красок в моё повествование, а не так давно я получила ещё одну весточку от очевидца жизни поэта — от новосибирского журналиста и режиссёра телевидения А. Г. Раппопорта:
_

Rappoport_1

_
«Спасибо, Наташа - случайно наткнулся на Ваш большой и замечательный пост о Майе Борисовой. Она была участником Дней поэзии НЭТИ в Новосибирске, я наизусть запомнил её "Колыбельную сказочку", которую она среди прочих своих стихов тогда читала, читал её перед сном дочке, изменив "усни мой мальчик" на "усни-ка, Юнна". А теперь у Юнны дочка - Майя! У меня теперь две внучки - Майи! Но Майя Ивановна дружила не со мной, а с моим старшим братом Женей, ушедшем из жизни в 1977 году. У меня остался его архив, где есть и письма Майи, и письма В.Сосноры, и фото, и её сборники с автографами. Если Вам это интересно - могу прислать кой-какие сканы».

Мне, конечно, было интересно. И вот теперь с любезного разрешения Александра Григорьевича я публикую наиболее интересные материалы, касающиеся Майи Борисовой.
_

Читать дальше...

Мы живём не под шелест вишнёвый...







17 января 1904 года состоялась премьера «Вишнёвого сада». Сегодня этой чеховской пьесе исполнилось 110 лет.

239279_original

Фотографии тех лет:

239447_original

239694_original

О. Л. Книппер в роли Раневской:

240012_original

Как эта драматическая комедия видится нам из сегодняшнего дня?
Вот два моих стихотворения, старое и новое, навеянные этими размышлениями:

***
На спектакль Петера Штайна
приезжали в Москву специально
посмотреть, как наш сад, наш дом
погибает под топором.


На спектакле Петера Штайна
оживала вещая тайна,
как ответ на немой вопрос:
неужели погиб мир грёз?


Неужели всё безвозвратно —
сад наш, душ наших свет отрадный,
и кругом только мрак ледяной,
и Лопахины сплошь стеной?


Да, мы сами его срубили.
Да, мы сами его сгубили.
Вместо пашни и бороны —
олопахиванье страны.


От ухмылок кривых подонков,
олигархов и им подобных -
не сбежать, не спасти добра
от убойного топора.


Этот стон у нас рынком зовётся.
Там, где тонко, там вечно рвётся.
О помедли, прошу, постой,
человечества сон золотой!


О цветенье, любви смятенье,
рук доверчивое сплетенье...
Кто-нибудь, задержи, нарушь
олопахиванье душ!


И молю я как о пощаде:
хоть бы память о вешнем саде,
свет России, родную речь
нам сберечь.


1993

240356_original
_

Вишнёвый сад

Не звонят колокольчики слова.
Наступила глухая пора.
Мы живём не под шелест вишнёвый -
под уверенный стук топора.


Этих белых одежд им милее
вызывающий блеск от-кутюр.
Детский лепет цветка одолеет
торжествующий шелест купюр.


Роковая судьбы неизбежность -
сад души, обречённый на сруб.
И моя старомодная нежность
запоздало срывается с губ.


Что любили — в утиль обратили,
подменили и облик, и суть.
Победили они, победили
и ногой наступили на грудь.

Гром литавр раздаётся победный.
Но в фальшивящем звуке альта
не «победный» мне слышится - «бедный»,
не «победа» звучит, а «беда».


Под удары дикарского бубна
будут жить, набивая суму,
забывая родимые буквы,
вопреки доброте и уму.


Наш силы неравны, неравны,
против зла — беззащитность души
и бесправная голая правда
против сытой нахрапистой лжи.


Но опомнится всё и очнётся
в неизвестном доселе году.
Тихо ветка в окне покачнётся,
отведя как рукою беду.


Словно после глубокого вдоха
утро в ухо прошепчет: пора...
И начнётся другая эпоха -
без лопахинского топора.


2012
_

104773932_4514961_visajivat_novii


Когда-то Цветаева писала:

Будет скоро тот мир погублен,
погляди на него тайком,
пока тополь еще не срублен
и не продан еще наш дом...


Увы, и тополь уже срублен, и дом продан. Тут уже ближе к ахматовскому: "Всё расхищено, предано, продано..."
Для меня не сам по себе чеховский Лопахин плох, а то, что он сейчас олицетворяет. Идёт рубка уже не сада, но всей России, рубится под корень язык, культура, душа. Я писала не о конкретном чеховском "Вишнёвом саде", а как бы проецировала этот образ на нашу сегодняшнюю жизнь. Разумеется, на фоне нынешних лопахиных (просто не знаю более подходящего классического героя, олицетворяющего бизнес) тот, чеховский - агнец божий, так же как и суровый Жеглов с его противозаконными методами ("вор должен сидеть в тюрьме") - идеал по сравнению с нынешними ментами, аналогии можно длить и длить, деградация нашей жизни зашла слишком далеко.
Время само по себе очень абстрактная и скользкая категория. Для Сталина и Мандельштама, Бродского и Брежнего одно и то же время было разным. От каждого из нас зависит, что принимать или не принимать в своём времени. Как тот же Бродский крикнул другу с подножки троллейбуса: "Я решил не принимать!"(парафраз Маяковского, сказавшего, что для него не было вопроса, принимать или не принимать большевистскую революцию). Вот и я многое решила для себя в нынешнем подлом времени не принимать. Об этом и писалось. Может быть, для кого-то в этом увидится несовременность, старомодность, но для меня - отсутствие конъюнктурности и нежелание "с волками жить по-волчьи выть". Ведь "не волки мы по крови своей".)
Чехов мечтал о том времени, когда вся Россия станет цветущим садом. Маяковский писал: "Я знаю: Саду - цвесть!.." А сад - это прежде всего наша душа. "Каждый должен возделывать свой сад" (Вольтер). И Чехов умел это как никто. Читая его, учишься этому.
И как тут ещё не вспомнить строчки Саши Чёрного: "Почему нет Чехова на свете?"


159624_640
А.П. Чехов в последний год своей жизни. Худ. Э. Панов.
_

Вот такие мысли навеял юбилей знаменитой чеховской пьесы.