Category: образование

Category was added automatically. Read all entries about "образование".

"Что же так Анненский жадно любил?.."

Оригинал взят у nmkravchenko в "Что же так Анненский жадно любил?"







1 сентября 1855 года родился Иннокентий Анненский.
_

352360_original
_

Если бы в те годы отмечали День знаний, он имел бы к этому празднику самое прямое отношение: филолог-эллинист по специальности, педагог по профессии, директор гимназии, член учёного комитета Министерства просвещения, чиновник, загруженный канцелярской работой...
Однако наедине с собой он был поэтом. Акмеисты избрали Анненского своим посмертным учителем и предтечей. Ахматова писала: «А тот, кого учителем считаю,/ как тень прошёл и тени не оставил...» Всё же оставил. И тень эта затмила многих и многих, гораздо более популярных при его жизни.
_

У Георгия Иванова есть такие строки:
_

Я люблю безнадежный покой,
В октябре - хризантемы в цвету,
Огоньки за туманной рекой,
Догоревшей зари нищету...


Тишину безымянных могил,
Все банальности «Песен без слов»,
То, что Анненский жадно любил,
То, чего не терпел Гумилев...
_

Они вдохновили меня на такое стихотворение:
_

Что же так Анненский жадно любил?
Тайну поэта скрывает преданье.
То, что в ларце заповедном копил -
муку сонета и яд ожиданья.


Боль старой куклы, шарманки печаль,
томные тени безумного мая,
ту, кого видел во сне по ночам,
молча колени её обнимая.


Зыбкость, неброскость и слово «Никто»,
то, чему отклика нет и созвучья.
Ну а зато, а зато, а зато -
вознагражденье за всё, что измучит,


за ощущенье вселенской беды,
обожествленье тоски и досады -
бред хризантем и струю резеды
в чеховских сумерках летнего сада.


Что он любил? Состраданье смычка,
шарик на нитке, не кончивший пытку,
репетность дрожи во всём новичка,
жизни бесплодную эту попытку.


Шёпот прощанья в осеннем дожде,
сладость «прости» на промозглом вокзале,
всё, что тонуло в любовной вражде,
всё, что друг другу они не сказали.


Рваные ритмы прерывистых строк,
то, чего нет, не могло быть, не может...
Скажете вы, ну какой в этом прок?
Но он любил... как любил он, о боже,


ту, что в мерцанье светил средь миров
всё вызывал заклинанием снова...
Всё, чего так не терпел Гумилёв.
Честное слово, мне жаль Гумилёва!
_

Кстати, в седьмой строчке Г. Иванова есть разночтения: в большинстве источников - «жадно любил», но в первоисточнике, а именно: «Иванов Г. 1943-1958: Стихи. Нью-Йорк, 1958. с. 87.» стоит: «нежно любил». Этот эпитет указывает и Д. Бобышев в своей статье на сайте И. Анненского: http://annensky.lib.ru/notes/bobyshev_1996.htm

Честно говоря, я не знаю, какой эпитет точнее. Анненский, несомненно, был нежный человек. Но так же несомненно, что он был страстный человек. В своём прошлом посте я подробно пишу об этом.
_

Анненский
_
Читать дальше...

То, что Анненский жадно любил...

Оригинал взят у nmkravchenko в То, что Анненский жадно любил...







1 сентября 1855 года родился Иннокентий Анненский.

221170_original

Если бы в те годы отмечали День знаний, он имел бы к этому празднику самое прямое отношение: филолог-эллинист по специальности, педагог по профессии, директор гимназии, член учёного комитета Министерства просвещения, чиновник, загруженный канцелярской работой...

Однако наедине с собой он был поэтом. Акмеисты избрали Анненского своим посмертным учителем и предтечей. Ахматова писала: «А тот, кого учителем считаю,/ как тень прошёл и тени не оставил...» Всё же оставил. И тень эта затмила многих и многих, гораздо более популярных при его жизни.

У Георгия Иванова есть такие строки:

Я люблю безнадежный покой,
В октябре - хризантемы в цвету,
Огоньки за туманной рекой,
Догоревшей зари нищету...


Тишину безымянных могил,
Все банальности «Песен без слов»,
То, что Анненский жадно любил,
То, чего не терпел Гумилев...


Они вдохновили меня на такое стихотворение:

Что же так Анненский жадно любил?
Тайну поэта скрывает преданье.
То, что в ларце заповедном копил -
муку сонета и яд ожиданья.


Боль старой куклы, шарманки печаль,
томные тени безумного мая,
ту, кого видел во сне по ночам,
молча колени её обнимая.


Зыбкость, неброскость и слово «Никто»,
то, чему отклика нет и созвучья.
Ну а зато, а зато, а зато -
вознагражденье за всё, что измучит,


за ощущенье вселенской беды,
обожествленье тоски и досады -
бред хризантем и струю резеды
в чеховских сумерках летнего сада.


Что он любил? Состраданье смычка,
шарик на нитке, не кончивший пытку,
трепетность дрожи во всём новичка,
жизни бесплодную эту попытку.


Шёпот прощанья в осеннем дожде,
сладость «прости» на промозглом вокзале,
всё, что тонуло в любовной вражде,
всё, что друг другу они не сказали.


Рваные ритмы прерывистых строк,
то, чего нет, не могло быть, не может...
Скажете вы, ну какой в этом прок?
Но он любил... как любил он, о боже,


ту, что в мерцанье светил средь миров
всё вызывал заклинанием снова...
Всё, чего так не терпел Гумилёв.
Честное слово, мне жаль Гумилёва!


Кстати, в седьмой строчке Г. Иванова есть разночтения: в большинстве источников - «жадно любил», но в первоисточнике, а именно: «Иванов Г. 1943-1958: Стихи. Нью-Йорк, 1958. с. 87.» стоит: «нежно любил». Этот эпитет указывает и Д. Бобышев в своей статье на сайте И. Анненского: http://annensky.lib.ru/notes/bobyshev_1996.htm

Честно говоря, я не знаю, какой эпитет точнее. Анненский, несомненно, был нежный человек. Но так же несомненно, что он был страстный человек. В своём прошлом посте я подробно пишу об этом. Читать дальше...

Одиночная школа любви








9 января 1923 года родился Борис Чичибабин.

234867_original

Взрослым так и не став, покажусь-ка я белой вороной.
Если строить свой храм, так уж, ведомо, не на крови.
С той поры как живу на земле неодухотворенной,
я на ней прохожу одиночную школу любви.


… Ну и что за беда, если голос мой в мире не звонок?
Взрослым так и не стал. Чем кажусь тебе, тем и зови.
Вижу Божию высь. Там живут Иисус и ягненок.
Дай мне помощь и свет, всемогущая школа любви.


235146_original

С детских лет избегающий драк,
чтящий свет от лампад одиноких,
я - поэт. Мое имя - дурак.
И бездельник, по мнению многих.


Тяжек труд мне и сладостен грех,
век мой в скорби и праздности прожит,
но, чтоб я был ничтожнее всех,
в том и гений быть правым не может.


Я - поэт, и мой воздух - тоска,
можно ль выжить, о ней не поведав?
Пустомель - что у моря песка,
но как мало у мира поэтов.


Чичибабин — не виртуоз конъюнктурной смелости, не выразитель эффектного эпатажа. Его поэзия — это постоянная, упорная, тяжёлая и несуетная работа совести. В одном из интервью он говорил: «Почему меня сейчас раздражает «новая поэзия», которая утверждает себя именно как школа (авангардизм, концептуализм)? Потому что для меня она несерьёзна. Я считаю, что это несерьёзное отношение к литературе, что это именно стремление утвердить себя как школу и не думать о главном в жизни — о том, как живётся людям. Для меня литература — это не баловство, не игра. Какая там к чёрту игра! Это игра на разрыв сердца...»

235306_original

Можно вёрстами на уши вешать лапшу,
строить храмы на выпитом кофе,
но стихи-то — я знаю, я сам их пишу -
возникают как вздох на Голгофе.


Он и жизнь свою так прожил. Я писала о нём здесь.

Одиночная школа любви

 




9 января 1923 года родился Борис Чичибабин. Сегодня — 90 лет со дня его рождения.
_

81137650_4514961_Boris_Chichibabin_1_
_
Взрослым так и не став, покажусь-ка я белой вороной.
Если строить свой храм, так уж, ведомо, не на крови.
С той поры как живу на земле неодухотворенной,
я на ней прохожу одиночную школу любви.
_

… Ну и что за беда, если голос мой в мире не звонок?
Взрослым так и не стал. Чем кажусь тебе, тем и зови.
Вижу Божию высь. Там живут Иисус и ягненок.
Дай мне помощь и свет, всемогущая школа любви.
_

81142538_4514961_516pxChichibabin
_
С детских лет избегающий драк,
чтящий свет от лампад одиноких,
я - поэт. Мое имя - дурак.
И бездельник, по мнению многих.
_

Тяжек труд мне и сладостен грех,
век мой в скорби и праздности прожит,
но, чтоб я был ничтожнее всех,
в том и гений быть правым не может.
_

Я - поэт, и мой воздух - тоска,
можно ль выжить, о ней не поведав?
Пустомель - что у моря песка,
но как мало у мира поэтов.

-
Чичибабин — не виртуоз конъюнктурной смелости, не выразитель эффектного эпатажа. Его поэзия — это постоянная, упорная, тяжёлая и несуетная работа совести. В одном из интервью он говорил: «Почему меня сейчас раздражает «новая поэзия», которая утверждает себя именно как школа (авангардизм, концептуализм)? Потому что для меня она несерьёзна. Я считаю, что это несерьёзное отношение к литературе, что это именно стремление утвердить себя как школу и не думать о главном в жизни — о том, как живётся людям. Для меня литература — это не баловство, не игра. Какая там к чёрту игра! Это игра на разрыв сердца...»
_

81141276_4514961_Aprel_1994g_
_
Можно вёрстами на уши вешать лапшу,
строить храмы на выпитом кофе,
но стихи-то — я знаю, я сам их пишу -
возникают как вздох на Голгофе.
_

Он и жизнь свою так прожил. Я писала о нём здесь.