Category: происшествия

Category was added automatically. Read all entries about "происшествия".

#главнаякнига (книжный флешмоб). Пост 3.

Картофельный эльф


poster
-

«Картофельный эльф» Владимира Набокова - это о карлике по имени Фред Добсон, выступавшем под таким псевдонимом-кличкой в цирке. Он мал, смешон, добродушен, его никто не принимает всерьёз, женщины подтрунивают и забавляются с ним, как с ребёнком.

Никому не приходит в голову, что это существо тоже может любить и страдать. Этот рассказ поразил меня , пожалуй, сильнее всех других рассказов Набокова. Вроде бы и тема не нова — вспоминается Квазимодо, Чудовище из «Аленького цветочка» с доброй красивой душой и пр., но здесь впервые нам приоткрывают всю подноготную души урода, и мы видим, что он выше, чище и благороднее всех окружавших его красивых и успешных коллег. Фред полюбил жену фокусника Нору, и она однажды уступила его напору — скорее из любопытства или минутной жалости. А он это принял за чистую монету. Фред пытается честно объясниться с мужем женщины, но тот не воспринимает его как мужчину, всё обращая в шутку и фарс. Дама пишет карлику прощальную записку, прося забыть её и уезжает с мужем. Добсон тяжело переживает предательство. Он забивается в глушь Англии и долгие годы живёт в затворничестве, не выходя из дому, не показываясь никому на глаза. И вот спустя восемь лет в его одиноком замке появляется Нора.

«Она болезненно постарела за эти годы. Под глазами были оливковые тени... И от черной шляпы ее, от строгих складок черного платья веяло чем-то пыльным и горестным.

-- Я никогда не думал...-- медленно начал Фред, глядя на нее исподлобья. Нора взяла его за плечи, повернула к свету, жадными и печальными глазами стала разглядывать его черты».

Нора сообщает Добсону, что у неё был сын от него.

«Карлик замер, уставившись на крошечное оконце, горевшее на синей чашке. Робкая, изумленная улыбка заиграла в уголках его губ, расширилась, озарила лиловатым румянцем его щеки.

-- Мой... сын...

И мгновенно он понял всё, весь смысл жизни, долгой тоски своей, блика на чашке..

Фред не может скрыть своей сумасшедшей радости. Он мечтает увидеть сына.

(Дальше хочется цитировать дословно, так как пересказ не может передать того очарования, что следует из волшебного набоковского текста).

«Она взглянула на него сквозь туман слез. Хотела объяснить что-то, переглотнула, увидела, каким нежным и радостным светом весь пышет карлик,-- и не объяснила ничего. Встала, торопливо подняла с полу липко-черные комочки перчаток.

-- Ну вот, теперь вы знаете... Больше ничего не нужно... Я пойду.

... Он ничего не понимал от изумления и счастья, и, когда она ушла, Фред еще долго стоял посреди комнаты, боясь неосторожным движением расплескать сердце. Он старался вообразить своего сына и мог только вообразить самого себя, одетого школьником, в белокуром паричке. Он как-то перенес свой облик на сына,-- сам перестал ощущать себя карликом. Он видел, как он входит в дом, встречает сына; с острой гордостью гладит его по светлым волосам...

Фред хлопнул себя по ляжкам. Он даже забыл у Норы спросить адрес.

И тогда началось что-то сумасшедшее, несуразное. Он бросился в спальню, стал одеваться, неистово торопясь; надел все самое лучшее, крахмальную рубашку, полосатые штаны, пиджак, сшитый когда-то в Париже... Фред сбежал по ступеням крыльца, уже полный новой ослепительной мысли: вместе с Норой поехать в Лондон,-- он успеет догнать ее,-- и сегодня же вечером взглянуть на сына.

Широкая, пыльная дорога вела прямо к вокзалу. Было по-воскресному пустынно, но ненароком из-за угла вышел мальчишка с крикетной лаптой в руке. Он-то первый и заметил карлика. Хлопнул себя по цветной кепке, глядя на удалявшуюся спину Фреда, на мелькание мышиных гетр. И сразу Бог весть откуда взявшись, появились другие мальчишки и, разинув рты, стали вкрадчиво догонять карлика. Он шел все быстрее, поглядывая на золотые часы, посмеиваясь и волнуясь. От солнца слегка поташнивало. А мальчишек всё прибавлялось, и редкие прохожие в изумлении останавливались, где-то звонко пролились куранты, сонный городок оживал и вдруг разразился безудержным, давно таимым смехом.

Не в силах сладить со своим нетерпением, Картофельный Эльф пустился бежать. Один из мальчишек прошмыгнул вперед, заглянул ему в лицо; другой крикнул что-то грубым, гортанным голосом. Фред, морщась от пыли, бежал,-- и вдруг показалось ему, что мальчишки, толпой следовавшие за ним,-- все сыновья его, веселые, румяные, стройные,-- и он растерянно заулыбался, и все бежал, крякая, стараясь забыть сердце, огненным клином ломавшее ему грудь.

Велосипедист на сверкающих колесах ехал рядом с ним, прижимал рупором кулак ко рту, ободрял его, как это делается во время состязаний. На пороги выходили женщины, щурились от солнца, громко смеялись, указывая друг другу на пробегавшего карлика. Проснулись все собаки в городке; прихожане в душной церкви невольно прислушивались к лаю, к задорному улюлюканью. И все густела толпа, бежавшая вокруг карлика. Думали, что это все -- великолепная шутка, цирковая реклама, съемки...

Фред начинал спотыкаться, в ушах гудело, запонка впивалась в горло, нечем было дышать. Стон смеха, крик, топот ног оглушили его. Но вот сквозь туман пота он увидел перед собой черное платье. Нора медленно шла вдоль кирпичной стены в потоках солнца. И вот -- обернулась, остановилась. Карлик добежал до нее, вцепился в складки юбки... С улыбкой счастья взглянул на нее снизу вверх, попытался сказать что-то,-- и тотчас, удивленно подняв брови, сполз на панель. Кругом шумно дышала толпа. Кто-то, сообразив, что все это не шутка, нагнулся над карликом и тихо свистнул, снял шапку. Нора безучастно глядела на крохотное тело Фреда, похожее на черный комок перчатки. Ее затолкали. Кто-то взял ее за локоть.

-- Оставьте меня,-- вяло проговорила Нора,-- я ничего не знаю... У меня на днях умер сын...»

Так заканчивается эта новелла.

Мне трудно сформулировать, что меня так взволновало в ней. Тема маленького человека, очередная иллюстрация к известному изречению: «И крестьянки тоже любить умеют», карлик Нос, ария мистера Икса «Да, я шут, я паяц, так что же...» - вроде бы ничего нового. Но трагедия этого маленького смешного человечка, для которого всё было всерьёз и навсегда — любовь, жажда родства, тоска о семье, мечта о сыне, которому жизнь отказывала не только во всём этом, но даже в сочувствии и сострадании окружающих, даже в праве на то, чем живут все обычные люди, не задумываясь об этом, не ценя, предавая, играя, обманывая, эта трагедия людей, мимо которых мы обычно стараемся поскорее пройти, вдруг встала передо мной во весь рост.

На злобу дня








Коронавирус, пандемия -
красив у смерти псевдоним.
Слегка кого-то обними я -
и в бездну канем вместе с ним.

Уж сколько их в неё упало,
а всё ненасытима пасть,
и всё ей мало, мало, мало,
нам надо всем в неё упасть.

И даже в беглом поцелуе
таится смертоносный яд.
Любовь, семью, весну минуя,
мы падаем в холодный ад

темниц, безлицья, изоляций,
где смерть черна не на миру,
без аллилуй, без апелляций,
забившись крысами в нору.

Шутили: не было зимы мол,
но уж весну не отдадим!
Но вирус нас из жизни вымыл,
замордовал и победил.

Кто ищет — тот уж не обрящет,
всяк вымрет словно динозавр.
Останется лишь телеящер.
Ты сделал своё дело, мавр!

Сорок восемь лет непрерывной души

Оригинал взят у nmkravchenko в Сорок восемь лет непрерывной души



8 октября 1892 года родилась Марина Цветаева.

92446945_4514961_zastavka_1

Из записной книжки в год смерти: «Сегодня, 26 сентября, мне 48 лет. Поздравляю себя — тьфу, тьфу — с 1) уцелением; 2) с 48 годами непрерывной души».

Уцелеть всё же не удалось. А жизнь её души длится вечно...
_
0_57a3e_afa3ea99_XL

_
Мне трудно что-либо добавить к своим прежним постам о ней, там уже всё сказано, что хотелось и считалось самым важным. Это:

моё эссе «Марина Цветаева и её адресаты»: http://www.liveinternet.ru/users/4514961/post186103593/

моя поэма «Марина Цветаева и её адресаты»: http://nmkravchenko.livejournal.com/204481.html

мои телеинтервью о ней:

http://www.youtube.com/watch?v=6jrD3k4gSKg

http://www.youtube.com/watch?v=Z7tAHD9U0Ig&feature=player_embedded

А здесь - о последней поэме Цветаевой «Воздух», где она репетировала свою смерть:

http://nmkravchenko.livejournal.com/137791.html
_
на вечере о Цветаевой
_
И ещё одна важная дата сегодня, связанная с Мариной Цветаевой. В этот же день, только годом позже, 8 октября 1893 года родился Сергей Эфрон, единственный человек, который любил и понимал её по-настоящему.
_
92761163_large_1350412925_schast_e


Сегодня — 120 лет со дня его рождения.
_
92761162_1350412819_tsserezhaschashkoy


О его трагической судьбе я писала здесь: http://nmkravchenko.livejournal.com/149294.html

"Я знаю: я нужен степи до зарезу..."

Оригинал взят у nmkravchenko в "Я знаю: я нужен степи до зарезу..."



В конце третьей части этого старого поста -
новые факты и фотографии, в частности, фотография Тони.






Сегодня день памяти прекрасного, к сожалению, уже забытого поэта 20-х годов Сергея Чекмарёва.


109027634_4514961_zastavka_v_Liry

11 мая 1933 года при переправе через горную башкирскую реку Большая Сурень он погиб при невыясненных обстоятельствах. Смерть наступила от удара в висок. Что произошло в тот день — ударила ли Сергея перевернувшаяся при переезде вброд повозка, или вооружённая чем-то вражеская рука, сводившая счёты с молодым зоотехником-комсомольцем — осталось тайной.

Поэты часто предсказывают свой трагический конец, а, может быть, и сами этим накликают его. Следуя печальной традиции, Чекмарёв нарисовал картину своей гибели в одном из стихотворений:

Ты думаешь: "Вести в воде утонули,
а наше суровое время не терпит.
Его погубили кулацкие пули,
Его засосали уральские степи.


И снова молчанье под белою крышей,
лишь кони проносятся ночью безвестной.
И что закричал он - никто не услышал,
и где похоронен он — неизвестно"...


Сейчас там высоко в горах стоит четыре памятника, и на каждом — одно и то же имя, одни и те же даты: «Сергей Чекмарёв. 1910 — 1933». В Уфе его именем была названа улица.
_

109033899_4514961_Bust_Sergeya_Chekmareva_v_Zianchyrinskom_raione_s__Isyangylovo
_

Его последние строки звучат как завещание:

А я уйду любоваться
на осени рыжую медь.
А я возьму колокольчик
и буду в него звенеть.


Всему — даже нам с тобою -
придёт черёд умереть.
И только красивой песне
дано без конца звенеть.



Поэтом, «каких немного сейчас, какие нужны нам до зарезу», назвал Сергея Чекмарева Константин Федин, когда познакомился с его рукописями.
Всего 23 года прожил на земле этот человек, и для тех, кто знал его при жизни, и для тех, кто потом прочёл его стихи — он остался вечно молодым. Что же сделал этот юноша за такую короткую жизнь? Чем заслужил он право на бессмертие? Что это за стихи, открыв которые, уже невозможно забыть, оторвать от них своё сердце?

Я писала обо всём этом здесь.

"Жизнь наша в старости - изношенный халат..."

Оригинал взят у nmkravchenko в "Жизнь наша в старости - изношенный халат..."






    12 (23) июля 1792 года родился Пётр Вяземский
    _

    Поэзия не любит говорить о старости. О весенних порывах юности — да, о смерти — сколько угодно. А вот старость — это почти табу. Уж очень неаппетитная тема. Открыл её в русской поэзии Пётр Вяземский своим знаменитым стихотворением о халате, который носить уже стыдно, а выбросить — жалко:
    _

    Жизнь наша в старости — изношенный халат:
    и совестно носить его, и жаль оставить;
    мы с ним давно сжились, давно как с братом брат;
    нельзя нас починить и заново исправить.
    _

    Как мы состарились, состарился и он;
    в лохмотьях наша жизнь, и он в лохмотьях тоже,
    чернилами он весь расписан, окроплён,
    но эти пятна нам узоров всех дороже;
    _

    в них отпрыски пера, которому во дни
    мы светлой радости иль облачной печали
    свои все помыслы, все таинства свои,
    всю исповедь, всю быль свою передавали.
    _

    На жизни также есть минувшего следы:
    записаны на ней и жалобы, и пени,
    и на неё легла тень скорби и беды,
    но прелесть грустная таится в этой тени.
    _

    В ней есть предания, в ней отзыв, нам родной,
    сердечной памятью ещё живёт в утрате,
    и утро свежее, и полдня блеск и зной
    припоминаем мы и при дневном закате.
    _

    Ещё люблю подчас жизнь старую свою
    с её ущербами и грустным поворотом,
    и, как боец свой плащ, простреленный в бою,
    я холю свой халат с любовью и почётом.
    _


    101627500_large_4514961_Vyazemskii

    П. А. Вяземский. 1870-е гг.

    _

    Изношенный метафизический халат дорог нам даже пятнами и дырами своими, ибо всё это — наша прожитая жизнь. В этом халате нам подчас тепло и уютно, в нём тоже есть своя прелесть. Хороша старость "бодрая", "с закатом ясным":
    _

    Куда девались вы с своим закатом ясным,
    дни бодрой старости моей!
    При вас ни жалобой, ни ропотом напрасным
    я не оплакивал утраты юных дней.
    _

    Нет, бремя поздних лет на мне не тяготело,
    ещё я полной жизнью жил;
    ни ум не увядал, ни сердце не старело,
    ещё любил я всё, что прежде я любил.
    _

    Не чужды были мне налёты вдохновенья,
    труд мысли, светлые мечты,
    и впечатлительность, и жертвоприношенья
    души, познавшей власть и прелесть красоты.
    _

    Но — недуги, болезни, страдания, тяготы жизни уничтожают прежнего человека, то лучшее, что в нём было:
    _

    И ум, и сердце исхудали;
    побит морозом жизни цвет.
    Того, которого вы знали,
    того уж Вяземского нет.
    _

    Есть разве тёмное преданье
    о светлой некогда судьбе,
    на хладном гробе начертанье,
    поминки по самом себе.
    _

    "Себя, живой мертвец, переживаю я", — пишет Вяземский, предвосхищая "Пляски смерти" Блока. Поэт ждёт избавления от постылого, затянувшегося существования, а смерть запаздывает, обманывает его ожидания.
    _

    Свой катехизис сплошь прилежно изуча,
    вы бога знаете по книгам и преданьям,
    а я узнал его по собственным страданьям
    и, где отца искал, там встретил палача.
    _

    Вот чем я промыслом на старость награждён,
    вот в чём явил свою премудрость он и благость:
    он жизнь мою продлил, чтоб жизнь была мне в тягость,
    чтоб проклял я тот день, в который я рождён.
    _

    Как неприглядна старость! Почему человек не увядает так же красиво и поэтично, как цветок?
    _

    Зачем не увядаем мы,
    когда час смерти наступает,
    как с приближением зимы
    цветок спокойно умирает?
    _

    К нему природы благ закон,
    ему природа — мать родная:
    ещё благоухает он,
    ещё красив и увядая.
    _

    Его иссохшие листки
    ещё хранят свой запах нежный,
    он — дар нам памятной руки
    в день слёз разлуки безнадёжной.
    _

    Его мы свято бережём
    в заветной книге дум сердечных,
    как весть, как песню о былом,
    о днях, так грустно скоротечных.
    _

    Для нас он памятник живой,
    хотя он жизнью уж не дышит,
    не вспрыснут утренней росой
    и в полночь соловья не слышит.
    _

    Как с другом, с ним мы говорим
    о прошлом, нам родном и общем,
    и молча вместе с ним грустим
    о счастье, уж давно усопшем.
    _

    Полностью текст на эту тему читать здесь
    _

    Человек с молоточком

    Оригинал взят у nmkravchenko в Человек с молоточком







    «... как, в сущности, много довольных, счастливых людей! Вы взгляните на эту жизнь: наглость и праздность сильных, невежество и скотоподобие слабых, кругом бедность невозможная, теснота, вырождение, пьянство, лицемерие, вранье... Между тем во всех домах и на улицах тишина, спокойствие; ни одного, который бы вскрикнул, громко возмутился... Надо, чтобы за дверью каждого довольного, счастливого человека стоял кто-нибудь с молоточком и постоянно напоминал бы стуком, что есть несчастные, что как бы он ни был счастлив, жизнь рано или поздно покажет ему свои когти... Но человека с молоточком нет...» (А.П. Чехов, «Крыжовник»).
    _


    _

    15 июля 1904 года умер Антон Павлович Чехов.

    Он сам был этим человеком с молоточком. Он стучал в самое сердце России - и достучался.
    Это был любимый писатель моего отца. Сегодня мне хотелось бы вспомнить, как он мне его открыл. Мне было лет шесть, я ходила тогда в садик на Провиантской. Эта улица довольно поката по направлению к Волге, и зимой она превращалась в огромную ледяную горку.
    _

    _
    Мы с братом Лёвкой до одурения катались там на санках. А вечерами отец читал нам рассказы Чехова. Один из них - "Шуточка" - запал в самое сердце. Герой катался там на санках с молодой девушкой с очень крутой горы. И когда санки достигали пика скорости и ветер бешено свистел в ушах, он наклонялся к её уху и еле слышно сквозь шарф шептал: "Я люблю Вас, Наденька..."
    Она оборачивалась, пытливо вглядываясь в его глаза, но он делал вид, что не при чём. И бедная Наденька не могла понять: сказал ли Он эти заветные слова на самом деле или ей это лишь почудилось в свисте ветра. И она снова, дрожа от страха, предлагает ему съехать с горы, и снова он шепчет: "Я люблю Вас, Надя", а потом, спустя годы, вспоминая с улыбкой наивную девушку, недоумевает, - зачем это делал. "Зачем шутил?"
    Я просила отца снова и снова читать этот рассказ, а когда мы в очередной раз катались с горы на санках, невольно прислушивалась: а не шепчет ли и мне ветер эти долгожданные слова?
    _

    _
    Так Чехов вошёл в мою жизнь. Он был неотделим от неё, от отца, от всего лучшего, что есть в русской литературе. Я перечитала его всего по нескольку раз, но снова и снова возвращалась к любимым строкам в разные периоды жизни.
    _

    _
    Горький о Чехове: "Он не говорит нового, но то, что он говорит, выходит у него потрясающе убедительно и просто, до ужаса просто и ясно, неопровержимо верно".
    С Чеховым у меня связано не только предчувствие первой любви, но и предчувствие смерти.
    Последняя статья отца была о Чехове, она называлась "Человек с молоточком".
    Из моего письма к отцу, которое я писала уже после его смерти, и которое, наверное, никогда не закончу:
    "Читаю твой любовно и пристально выписанный портрет Чехова, который ты писал уже на последней черте, превозмогая боль. Читаю и нахожу поразительное сходство его с тобой, с твоей жизнью. "Самообладание, целомудренность души, страдающей про себя, не на людях", - это ведь про тебя.
    "Он всю жизнь умирал. Но не жаловался, других своей болезнью не изводил, не стеснял, и, не изменяя своему юмору, спокойно-печальными глазами смотрел в глаза подходившей смерти", - и это тоже.
    "Мы отдохнём! Мы услышим ангелов, мы увидим всё небо в алмазах..."
    Я никогда не узнаю, увидел ли ты небо в алмазах, услышал ли пение ангелов, кто уходит туда - уносит с собой великую тайну. И вдруг - слова, знакомые ещё со школьных лет, но по-новому теперь увиденные, пронзившие до дрожи:
    "И со жгучей болью в сердце понял он, как ненужно и мелко было всё то, что мешало им любить друг друга - но уже поздно, поздно, и через мгновение поезд увезёт его далеко, умчит навеки..."
    _

    _

    Открыло утро полог голубой.
    А у меня теперь одно мерило:
    пространство улыбнулось мне тобой,
    окликнуло тобой, заговорило.
    _

    Ты где-то там, в лазоревом краю,
    но время ничего ещё не стёрло.
    Дома сжимают улицу твою
    и мне до боли стискивают горло.
    _

    Так жадно рыщет памяти радар,
    что, кажется, протянешь руку — вот ты...
    В шкафу хранится твой предсмертный дар —
    последняя — о Чехове — работа.
    _

    Как долго то, чем жив был и храним,
    моей души ослепшей не касалось.
    "О, как ничтожно было то, что им
    любить мешало..." — то о нас писалось!
    _

    Упрямо, в ту же реку, сквозь года
    к тебе стремиться снами и стихами...
    О, если б знать тогда, что навсегда
    твои шаги по лестнице стихали.

    "Я только жизнь: люблю - и существую!"

    Оригинал взят у nmkravchenko в "Я только жизнь: люблю - и существую!








    5 июня 1898 года родился Федерико Гарсиа Лорка.
    _


    _

    Его называли «солнечным юношей», для которого жизнь была «радостью вопреки всему» и который однако каждый час, каждую минуту ощущал рядом свою смерть.
    _

    О шепоток любви глухой и темной!
    Безрунный плач овечий, соль на раны,
    река без моря, башня без охраны,
    гонимый голос, вьюгой заметенный!
    _

    О контур ночи четкий и бездонный,
    тоска, вершиной вросшая в туманы,
    затихший мир, заглохший мак дурманный,
    забредший в сердце сирый пес бездомный!
    _

    Уйди с дороги, стужи голос жгучий,
    не заводи на пустошь вековую,
    где в мертвый прах бесплодно плачут тучи!
    Не кутай снегом голову живую,
    сними мой траур, сжалься и не мучай!
    Я только жизнь: люблю - и существую!
    _

    Сонеты тёмной любви»)
    _

    Читать дальше...

    "Ты, Мария, гибнущим подмога"

    "Оригинал взят у nmkravchenko в "Ты, Мария, гибнущим подмога"








    Сегодня - 37 лет со дня смерти Марии Петровых.

    -

    1 июня 1979 года умерла Мария Петровых.

    _


    85210326_4514961_1_1_
    _

    Звучащее негромко,
    написанное впрок -
    для суетных потомков
    несуетный урок.


    Так, выходя из тени,
    вдруг излучает свет
    своё предназначенье
    исполнивший поэт.


    Так писал Яков Хмелевский о её стихах.

    Похоронена Мария Петровых на Введенском кладбище в Москве.


    petrovih-maria1


    За две недели до смерти она сама себе написала эпитафию, которая, по её просьбе, была вырезана на её могильном камне:

    Недостойной дарован Господней рукой
    во блаженном успении вечный покой.

    Как эпитафия звучат сейчас и эти её строки:


    ... И вы уж мне поверьте,
    Что жизнь у нас одна,
    И слава после смерти
    Лишь сильным суждена...


    Не похвальбой лукавой,
    Когда кривит строка,
    Вы обретете право
    Не умолкать века.


    Один лишь труд безвестный -
    За совесть, не за страх,
    Лишь подвиг безвозмездный
    Не обратится в прах...
    _

    Строка Мандельштама «ты, Мария, гибнущим подмога» оказалась справедливой, актуальной и для нас. Её поэзия и она сама — подмога и нам, нынешним.


    85213684_large_4514961_p42_100_1470

    Её любовные признания, её гражданский гнев, её всегдашний моральный суд над собой всегда будут необходимы каждому, кто ищет вечные ориентиры в трудном жизненном пути.

    Подумай, разве в этом дело,
    Что ты судьбы не одолела,
    Не воплотилась до конца,
    Иль будто и не воплотилась,
    Звездой падучею скатилась,
    Пропав без вести, без венца?


    Не верь, что ты в служеньи щедром
    Развеялась, как пыль под ветром.
    Не пыль - цветочная пыльца!


    Не зря, не даром все прошло.
    Не зря, не даром ты сгорела,
    Коль сердца твоего тепло
    Чужую боль превозмогло,
    Чужое сердце отогрело.


    Вообрази - тебя уж нет,
    Как бы и вовсе не бывало,
    Но светится твой тайный след
    В иных сердцах... Иль это мало -
    В живых сердцах оставить свет?


    Она оставила этот свет в наших душах.



    85214104_large_4514961_IMAGE_041

    на вечере о Марии Петровых в саратовской областной библиотеке
    _

    Я писала о ней здесь

    Неизвестный гений

    Оригинал взят у nmkravchenko в Неизвестный гений








    Сегодня 79 лет со дня рождения Сергея Чудакова. Я писала о нём здесь:


    -

    31 мая ему могло бы исполниться 75 лет.

    Стихи Сергея Чудакова включены во все главные поэтические антологии, он герой мемуарных очерков, но его биография темна, время и точные обстоятельства смерти неясны. Его рукописи утеряны, и до недавнего времени лишь несколько блестящих стихотворений кочевали из одного издания в другое.

    Судьба Сергея Чудакова — очередное подтверждение истины, что дух дышит где хочет.

    Я тебя не ревную
    равнодушна со мной
    ты заходишь в пивную
    сто знакомых в пивной.


    В белых сводах подвала
    сигареточный дым
    без пивного бокала
    трудно быть молодым.


    Вне претензий и штучек
    словно вещи в себе
    морфинист и валютчик
    и сексот КГБ.


    Кто заказывал принца
    получай для души
    царство грязного шприца
    и паров анаши


    заражение крови
    смерть в случайной дыре
    выражения кроме
    тех что есть в словаре.


    Я не раб не начальник
    молча порцию пью
    отвечая молчаньем
    на улыбку твою.


    Я убийца и комик
    опрокинутый класс.
    как мы встретились котик
    только слезы из глаз.


    По теории Ницше
    смысл начертан в ином
    жизнь загробная нынче
    а реальность потом.


    В мраке призрачных буден
    рванувшись цвести
    мы воскреснем и будем
    до конца во плоти.


    Там борьба без подножки
    без депрессии кайф
    и тебя на обложке
    напечатает «Life»


    словно отблески молний
    мрак судьбы оттеня.
    Это действует морфий
    в тебе на меня.


    После исключения из МГУ (обстоятельства которого до конца не понятны) он подрабатывал журналистикой, писал рецензии и статьи, был, по его собственному выражению, “псевдонимщиком и негром”, но основная “трудовая деятельность” поэта протекала на изнаночной стороне жизни. Сергей Чудаков был сутенёром и шантажистом, воровал книги и снимал порнографические фильмы. Олег Михайлов, друг и исследователь творчества поэта, назвал его “русским Вийоном”. Но, в отличие от Вийона, Чудаков выбрал свою судьбу сам.

    О как мы легко надеваем рваньё
    и фрак выпрямляющий спину
    о как мы легко принимаем враньё
    за липу чернуху лепнину


    Я двери борделя и двери тюрьмы
    ударом ботинка открою
    О как различаем предателя мы
    и как он нам нужен порою


    Остались мы с носом остались вдвоём
    как дети к ладошке ладошка
    Бессмысленность – климат в котором живем
    и смерть – составная матрешка


    Билеты в читальню ключи от квартир
    монеты и презервативы
    У нас удивительно маленький мир
    детали его некрасивы


    Заманят заплатят поставят к стене
    мочитесь и жалуйтесь Богу...
    О, брат мой, попробуй увидеть во мне
    убийцу и труп понемногу


    Читать дальше...